вівторок, 18 квітня 2017 р.

 Госсекретарь США Рекс Тиллерсон и министр иностранных дел России Сергей Лавров Рекс Тиллерсон приехал в Москву и уехал, остав...

Почему США проще договориться с РФ по Сирии, чем по Украине

 
 Госсекретарь США Рекс Тиллерсон и министр иностранных дел России Сергей Лавров


Рекс Тиллерсон приехал в Москву и уехал, оставив за собой шлейф непонятностей. Только одна фраза пролила свет на то, что на самом деле Штатам и России ни о чем конкретно не удалось договориться. 

"Отношения США и России находятся на низшей точке", - сказал Тиллерсон. Отсутствие взаимопонимания с Россией дает США много вариантов для развития событий. Однако та же встреча дала и понять, какие вопросы у Штатов являются приоритетными и какие они будут решать первыми. О результатах визита Тиллерсона в Москву "Апострофу" рассказывает эксперт Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Евгений Ярошенко.

Любые рамки сотрудничества сначала проговариваются на уровне министров иностранных дел, которые пытаются найти точки потенциального сотрудничества. Понятно, что Лавров и Тиллерсон в процессе многочасовой встречи фактически могли понять лишь одно: отношения России и США не улучшатся в ближайшее время, несмотря на оптимистические ожидания россиян от администрации Трампа.

Было сказано, что отношения между двумя странами находятся на самой низкой точке. И такое утверждение, пожалуй, является результативным продуктом встречи тет-а-тет. Собственно говоря, Тиллерсон собирался посетить с визитом Москву еще до того, как стало известно о применении химического оружия в сирийской провинции Идлиб. И поэтому на встрече был очень широкая повестка дня: и Сирия, и борьбе против ИГИЛ, и Украина, и ядерная программа Северной Кореи. Но поскольку в Сирии произошли непредвиденные события, понятно, что основной фокус встречи был ограничен как раз сирийским кризисом. Несмотря на ожидания многих политиков, что приход в политику Трампа улучшит положение вещей в отношениях России и США, на самом деле Москва и Вашингтон могли сблизиться только в нескольких сферах. Первая – это урегулирование ситуации в Сирии, второе – борьба против ИГИЛ, а третье – Северная Корея.

Что касается Сирии, то незадолго до химической атаки можно было увидеть сигналы того, что США не настаивают на отставке Башара Асада. Однако химическая атака внесла свои коррективы. Это усложнило поиски каких-то компромиссов по Сирии, что мешает России и Западу совместно бороться против "Исламского государства" и других террористических группировок.

Еще одна тема – это Северная Корея. Почему в этом вопросе возможность сближения РФ и Штатов маловероятна? Потому что это все связано как раз с визитом Си Цзиньпина в Штаты и его заявлениями о том, что Китай выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова. Это был серьезный сигнал к РФ о том, что США в вопросе безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе могут больше полагаться на сотрудничество с Китаем, а поэтому Россия здесь совершенно не нужна.

Главный итог встречи Тиллерсона с Лавровым и Путиным такой: надежды на перегрузки отношений с новой администрацией провалились. Вопрос Сирии, где была наибольшая возможность потепления, полностью все перевернул. Еще одним свидетельством этого является вето на резолюцию по расследованию применения химического оружия в Сирии, которое Россия наложила в Совбезе ООН как раз после визита Тиллерсона. Реакция России как раз является следствием того, что РФ не достигла желаемого во время этой встречи.

В арсенале США остается механизм санкций как возможность влияния на РФ. Все санкции США против России связаны либо с Крымом, либо с Востоком Украины. В связи с российским вмешательством в Сирию пока что ни США, ни ЕС не вводили санкции. Однако сейчас США могут рассчитывать на значительную поддержку своих союзников в Европе. Мы видим, что и Великобритания, и Франция, и Германия поддержали авиаудары США в Сирии и также недвусмысленно заявляли о возможности введения санкций. Например, несколько месяцев назад, когда была захвачена восточная часть Алеппо, идея санкций против России не находила поддержки у многих. К тому же тогда в США происходила передача власти, а поэтому старались поменьше внимания уделять сирийскому вопросу.

Какие-то военные действия США против Сирии – маловероятны. Главное препятствие – это военное присутствие России, что приведет к риску прямого военного столкновения. Однако такие ограниченные превентивные удары по сирийским авиабазам или каким-то командно-логистическим центрам (если они связаны с доставками химического оружия) не исключаются. Ограниченные удары, несмотря на то, что они нарушают устав ООН (потому что формально они рассматриваются как проявление агрессии, поскольку не были согласованы Совбезом ООН), имеют определенную политическую легитимность, потому что Россия и сирийский режим не выполнили соглашение от 2013 года о ликвидации химического оружия. Следовательно, это дает политический повод США бомбить объекты на территории Сирии, где может храниться химическое оружие. Однако рассчитывать на то, что США будут развертывать наземные операции, не стоит. Кроме угрозы столкновения с Россией, это будет тянуть за собой какие-то дополнительные ресурсы, ненужные потери, в то время, когда приоритет – не устранение Асада, а борьба против ИГИЛ.

Но России и США будет гораздо труднее договориться по Украине, чем по Сирии. От начала конфликта Вашингтон и Москва обозначили свои позиции – они диаметрально противоположны. В Сирии позиция Штатов более гибкая относительно отставки Асада, и под вопросом остается даже то, насколько Россия будет готова до конца стоять за Асада. Что касается Украины – все гораздо сложнее. Любая уступка США по отношению к Украине пошатнет доверие у европейских союзников в способности США их защищать. В лучшем случае РФ и США могут отвести свое внимание от событий в Украине. Ждать какого-то прорыва пока не стоит.

Евгений Ярошенко, эксперт Международного центра перспективных исследований, специально для "Апострофа"